Новости

BIM-технологии: будущее уже здесь

Почему внедрение информационного моделирования в строительной отрасли идет медленнее, чем хотелось бы, и как государство и игроки рынка пытаются это решить?

Технологии информационного моделирования российские застройщики начали всерьез использовать лет пять-семь назад, в основном в Москве и Санкт-Петербурге. Но вообще для мира недвижимости эта тема далеко не нова. Лишь один пример: CORENET (разработка, направленная на автоматизацию проверки проектов, для чего необходимо было создавать полноценную модель здания) появился в Сингапуре в начале 1990-х. Как отмечает портал Isicad.ru, к сожалению, CORENET так и не вышел из стадии бета-тестирования, но подготовил эффективное восприятие появившейся следом BIM-технологии, благодаря чему в Сингапуре была принята специальная дорожная карта, описывающая практически повсеместное внедрение BIM уже к 2015 году.

Государство — BIM-рулевой

По данным, которые приводит портал CNews.ru, BIM позволяет добиться снижения количества ошибок в проектной документации на 40%, сокращения времени проектирования на 20-50%, а на проверку проекта — в шесть раз, сокращения сроков координации и согласования документации до 90%, сроков реализации проекта — до 50%, сроков строительства — до 10%, затрат на строительство и эксплуатацию — до 30%. Но, несмотря на столь внушительные показатели очевидной экономической выгоды, почти во всех странах для вывода BIM-технологий на общенациональный уровень потребовалось государственное участие: где-то компаниям, применяющим BIM, раздавались налоговые и не только налоговые «плюшки», где-то так называемый BIM-мандат был утвержден для всех проектов, проходящих через систему госзакупок (к примеру, в 2011 году на этот шаг пошла Великобритания).

В России Минстрой еще в 2016 году предлагал сделать обязательным применение BIM-технологий при строительстве всех объектов, которые финансируются из госбюджета. Сегодня внедрение информационного моделирования в строительстве входит в число приоритетных задач национального проекта «Жилье и городская среда». В прошлом году Россия совершила своеобразный прорыв: 1 июля 2019 года принят 151-й федеральный закон, в рамках которого в Градостроительном кодексе впервые были закреплены понятия «информационное моделирование» и «классификатор строительной информации».

Планы на 2020 год скорректировал коронакризис, однако и составление, и пополнение списка объектов, строящихся за бюджетные деньги с обязательным применением BIM-технологий, и запуск «бесшовного» градостроительного процесса на базе Государственной информационной системы обеспечения градостроительной деятельности (ГИСОГД РФ), благодаря чему станет возможным накопление, хранение, анализ и обмен данными об объектах на всем протяжении их жизненного цикла, и дальнейшая разработка стандартов в сегменте информационного моделирования — все по-прежнему стоит на повестке дня. Кстати, по информации Минстроя, в сентябре этого года госэкспертизу прошел первый проект, полностью спроектированный на основе BIM-технологий: как сказано в официальном пресс-релизе, это дошкольное образовательное учреждение на 160 мест в Санкт-Петербурге.

Конечно, внедрение информационного моделирования идет медленнее, чем хотелось бы, и тому есть целый ряд причин: частое отсутствие инновационного мышления как во властных, так и в бизнес-структурах, необходимость радикального изменения команды проектировщиков и существенного перераспределения средств внутри проекта и многие другие. И есть еще один вопрос, поиск ответа на который до сих пор идет в дремучем лесу под названием «интеллектуальная собственность».

В принципе, BIM-модели — это базы данных. И в принципе, в отношении баз данных вопрос интеллектуальной собственности уже урегулирован четвертой частью Гражданского кодекса РФ, где говорится о результатах интеллектуальной деятельности. Но можно ли полностью приравнять информационные модели к базам данных или все-таки нужно вносить изменения в Гражданский кодекс? Кто должен быть держателем авторских прав на BIM-разработки? В чем с точки зрения юридических подходов должна быть разница между редактируемым и нередактируемым форматом информационной модели? Об этом Business FM побеседовала с руководителем комиссии по цифровизации строительной отрасли Общественного совета при Минстрое Михаилом Викторовым.

— Чем сегодня регулируются взаимоотношения автора и заказчика в рамках BIM-отношений?

— На текущий момент правовое поле еще не сформировано, поэтому единственный вариант из существующих — это BIM-стандарт (детальное техническое задание на проект), в котором описываются требования, формат, версии передаваемых компонентов по всем разделам на каждом этапе формирования BIM-проекта. Эти BIM-требования оговариваются на этапе подписания договора на проектирование. И пока что права автора так и остаются у автора, а заказчик не может повторно применять или продавать/передавать чужой труд без согласия автора.

— И это всех устраивает?

— Позиции по данному поводу расходятся. Есть мнение, что исключительные права на проект должен иметь его заказчик (по факту исполнения условий по договору). Также возможно прописать на этапе договора, какие именно права приобретаются — исключительные или неисключительные. И если заказчик выбирает более дешевый неисключительный вариант, то права на BIM-модель вполне могут остаться у проектировщика. Если же заказчик приобретает исключительные права, то он уже полностью владеет моделью: он может ее продать, отдать в другую проектную организацию для доработки — в общем, делать с ней что хочет. Кроме того, существуют разные форматы информационной модели — редактируемый и нередактируемый, и к ним должны быть разные юридические подходы. Так, нередактируемый формат, по мнению участников рынка, ничем не должен отличаться от прав на проектную документацию, так как это просто новая технология подготовки такой документации. В свою очередь, редактируемый формат — это не просто база данных, а результат интеллектуального труда, который можно использовать в дальнейшем, по необходимости видоизменяя его.

— Но ведь есть еще и мнение, причем, насколько я знаю, превалирующее сегодня, что необходимо разделять права на модель целиком и на ее компоненты.

— Да, именно так. Заказчик может приобрести только чертежи и потом реализовать их, но не покупать при этом саму BIM-модель. Так, например, в гражданском строительстве подразумевается, что все компоненты проекта передаются заказчику. В таком случае логично дифференцировать регулирование для госзаказа и частного заказа, для гражданского строительства и промышленного. При этом вопрос интеллектуальной собственности в части BIM-моделирования важен, так как BIM-проектирование напрямую влияет на оптимизацию сроков и повышение качества реализации девелоперских проектов.

Как подчеркнул Михаил Викторов, пока авторскими правами защищается только архитектурная часть проекта. «Если BIM-модель будет рассматриваться как его архитектурная составляющая, с большой вероятностью процесс передачи прав кратно усложнится, а число конфликтов и судебных разбирательств увеличится», — считает эксперт.

Чего не хватает и где это достать

На недавно состоявшемся отраслевом круглом столе «Готовность рынка к BIM-проектированию», организованном компанией MACRO, директор Института развития строительной отрасли и руководитель портала «Единый ресурс застройщиков» Кирилл Холопик отметил, что, согласно результатам опроса, проведенного среди более чем 1200 проектных организаций, только 20% проектировщиков прошли обучение BIM-технологиям и из них только у половины есть реальный опыт работы с такими задачами. Получается, лишь 10% проектировщиков имеют хотя бы один заказ, связанный с BIM: кадров рынку явно не хватает.

Не хватает и взаимопонимания между проектировщиками и заказчиками: первые далеко не всегда воспринимают требования вторых. Не хватает единого информационного поля, в которое будут включены проектировщики, застройщики и банки. Не хватает синхронизации целей и требований к BIM-модели. «Главное — создать инструмент для принятия управленческих решений, однако требования к модели, возникающие в связи с этим, часто разнятся с условиями надзорных органов», — отметил еще один участник круглого стола, BIM-менеджер ГК «Гравион» Александр Панькин. И это еще далеко не все.

Для преодоления всех этих «не хватает» группа «Эталон» разработала масштабную программу, нацеленную на успешное внедрение BIM-технологий всеми участниками строительства и контролирующими органами на всех этапах жизненного цикла объекта. Государственный контроль за точками выдачи разрешительной документации и процессами проектирования, переход к так называемому одностадийному проектированию (наполнение BIM-моделей/чертежей информацией в объеме, необходимом и достаточном для проведения алгоритмизированных проверок, формирования рабочей документации, выгрузки сметной информации), что позволит всем участникам строительства не только использовать BIM-варианты, но и повысить прозрачность осваиваемых ресурсов даже при классическом двухмерном проектировании, принятие на федеральном уровне единой нормативной базы, регулирующей требования к BIM на всей территории РФ, формирование единого банка библиотек и шаблонов — лишь часть предложений.

И пусть сегодня BIM-возможности на этапе проектирования используют от силы 50-70 крупных застройщиков, пусть многие по-прежнему воспринимают BIM-модель как красивую картинку с непонятным функционалом — не страшно. Как написал когда-то фантаст Уильям Гибсон, будущее уже здесь, просто оно еще неравномерно распределено.
Автор: Валерия Мозганова  
Источник: https://www.bfm.ru/news/458657
Вернуться к новостям